России нужен не Крым, а замок на Босфор и Дарданеллы?

Нзовите страну, с которой воевали почти все русские цари. Сразу и не скажешь. А вот с кем воевали Ушаков, Нахимов, Корнилов, Суворов и Кутузов, знает каждый. Это — Турция.

Çanakkale Boðazý'nýn 12 mil güneyinde bulunan, Bozcaada, 'Conde Nast Traveller' adlý gezi dergisince dünyanýn en muhteþem 22 adasý sýralamasýnda dördüncü gösterildi.

Çanakkale Boðazý’nýn 12 mil güneyinde bulunan, Bozcaada, ‘Conde Nast Traveller’ adlý gezi dergisince dünyanýn en muhteþem 22 adasý sýralamasýnda dördüncü gösterildi.

 
Основная причина войн была в том, что наши страны не только соседи, но и соперники. Нет, не за мировое господство, как США. Всего лишь за региональное влияние. Но и этого хватало, чтобы проливалась кровь. Не прольется ли она вновь?
 
Политик наговорил бы здесь с три короба. Автор будет краток. Вероятность войны между Турцией и Россией может зависеть от ПОНИМАНИЯ турецким руководством МЕСТА своего государства В ЕВРОПЕ и РОЛИ своего народа В ЕВРОПЕЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ и т.д. Следует напомнить, что Турция — все-таки азиатская страна. И расположена она соответствующе — в Малой Азии (за исключением небольшого участка суши).
 
Разумеется, участие в Евросоюзе привлекательно, можно почувствовать себя «белым человеком». Но у турка в Европе одно предназначение — гастарбайтер, выполняющий черную работу. Что бы в ЕС ни говорили, а турок в Европе – человек второго сорта.
 
Кто знает, может «правильное» поведение Турции во время международных конфликтов и станет «входным билетом» в Евросоюз? Если постоянно твердить «Мы с вами одной крови!», может кто-нибудь в ЕС и сделает вид, что поверил?
 
В Европе сейчас не любят упоминать, что ЕС уже перегружен. И новые члены принесут с собой только дополнительные проблемы. Прием в Евросоюз по экономическим причинам давно не ведется. Главное сейчас — политические причины, но и этот подход, вероятно, скоро будет подменен на военно-политические мотивы.
 
По мнению автора, участие Турции в НАТО хоть для нее пока и желанно, но не бесспорно. Турецкий флот, словно канонерка, теряется на фоне авианосцев США. И отношение к нему, вероятно, соответствующее — затыкать проливы и «дыры» в горячих точках. США и НАТО будут командовать, а турецкие солдаты и матросы — проливать свою кровь?
 
Турция — великая, самодостаточная страна. Не пора ли ей выходить из-под доминирования западных держав? К тому же не стоит забывать, что личный состав турецкой армии и флота — мусульмане. А ведь именно на мусульманский мир некоторые государства и военные блоки нацеливают свои самолеты и ракеты.
 
Допустим, что турецкие солдаты не будут стрелять в мусульман. В солдат стран-участниц НАТО они тоже не будут стрелять — все-таки союзники. Тогда в кого они будут стрелять?.. Для России это, отнюдь, не праздный вопрос…
 
Бесспорно, что участие в НАТО — внутреннее дело суверенного государства, каким является Турция. Но если вдруг Турция решит изменить свою политику? Давайте просчитаем последствия полной политической самостоятельности Турции (ее независимости от политики США и ЕС) и возможного выхода страны из НАТО.
 
Во-первых, это может привести к жестким действиям в отношении нынешней правящей элиты, конфронтации с США и охлаждению отношений с европейскими странами-членами НАТО. Так что нынешний истеблишмент весьма настороженно относится к подобным новациям.
 
Во-вторых, это может привести к расширению и углублению политических и экономических связей Турции с мусульманскими и исламскими странами, созданию единого блока исламских государств с единой денежной расчетной единицей и к отказу от расчетов в долларах.
 
Поэтому США и спешат «привязать» Турцию путем расширения экономических связей, углубления военного и военно-технического сотрудничества, а также путем втягивания страны в различные международные проекты. Вероятно, можно даже говорить о молчаливом согласии США на расширение турецкой экспансии от Ближнего Востока до Центральной Азии (точнее — от Египта до Казахстана).
 
К сожалению, успехи России во внешней политике похожи на матросскую тельняшку. Более того, со временем Россия может оказаться между молотом и наковальней. Ведь в любой момент США могут «договориться» с исламскими странами (путем проведения «демократических» выборов, предоставления щедрых государственных кредитов, военной, технической и продовольственной помощи) и перевести стрелки, направив гнев этих стран на Россию. Впрочем, порой эти явления уже можно наблюдать, например, в Иране.
 
А зачем нам ссориться со своими соседями в угоду третьим странам? К тому же, Россия не хотела бы ссориться и со своим «старинным другом» — Турцией. И уж, тем более, воевать.
 
И дело здесь не в боязни войны. Зачем воевать, когда можно договориться? Например, не проще ли исключить раздражающий фактор черноморских проливов из международной политики совсем? Может строить отношения между Турцией и Россией, как если бы проливов вообще не существовало? Может относиться к Черному морю, как к внутреннему морю наших стран? Разумеется, при полном учете интересов наших друзей и соседей — Украины, Грузии, Болгарии и Румынии.
 
Думается, вступление в новую авантюру на Кавказе может привести к потере Россией шансов остаться в этом регионе. Выйдя из-под опеки России, Грузия может попасть под мощное влияние мусульманской Турции (не говоря уже о влиянии войск НАТО и чувстве благодарности США за их военную помощь). К этому времени может уже сложиться альянс Турции и Азербайджана (тоже мусульманского). А находящаяся в таком далеко не дружеском окружении Армения может подумать-подумать и подать заявку на вступление в НАТО.
 
Надежды на то, что «Запад нам поможет!», могут сыграть с Грузией злую шутку. Так, поддавшись уговорам США и НАТО (а, возможно, и обещаниям Евросоюза), Турция может пропустить в Черное море военные корабли НАТО и военные корабли 6-го Флота США. Возможно, на берег суверенной Грузии будет высажен военный десант, экспедиционный корпус или что-то вроде того, например, несколько тысяч военных «советников». Вероятно, эти специалисты приступят к строительству или оборудованию военно-морских, военно-воздушных и военных баз НАТО на территории независимой Грузии. На языке простого народа такие действия носят название интервенция. Может события не будут происходить, как писал поэт, «весомо, грубо, зримо…», но их смысл от этого не изменится.
 
Если руководство Грузии назовет ввод войск НАТО выполнением «интернационального долга», пусть так и будет. Только за сохранение власти ценой утраты самостоятельности придется дорого заплатить.
 
Ну, а что случится, если Россия захочет воспрепятствовать вхождению в Черное море или в свои территориальные воды военных кораблей США и НАТО? Конфликт будет неизбежен. А зачем России война на Черном море?
 
Проводя политику по демилитаризации Черного моря можно заметно снизить напряженность в этом регионе. А ставшие «лишними» военные корабли можно было бы использовать для поддержания мира в других регионах (или, в крайнем случае, продать).
 
Со временем нужно добиться полной демилитаризации Черного моря и запрета на вход в Дарданеллы кораблей военно-морских сил любой страны. А корабль-нарушитель подлежал бы аресту или «нейтрализации» любым доступным способом. А если Турция захочет принять участие в совместном патрулировании в нейтральных водах южных морей, это только поднимет престиж наших стран.
 
Кстати, Турция и Россия вот уже век не воюют. Почему бы нам еще целый век не жить в мире? Тем более, когда он может быть наполнен сотрудничеством, полным достоинства и взаимного уважения. Вот здесь России и пригодились бы добрые отношения с Грузией для транзита своих товаров. Так что лучше не нагнетать напряженность на Кавказе, а срочно восстанавливать железнодорожное сообщение!
 
И момент для этого удобный. Турция начинает развивать экономические отношения с Россией. Достаточно ли этого? На уровне отдельных фирм, может быть, да. А на уровне экономик и межгосударственных отношений этого явно мало.
 
Почему так происходит? Не потому ли, что Турция, возможно, действует с оглядкой на США и НАТО? А зачем нам указания НАТО? Разве мы не можем, по-соседски, мирно и доброжелательно решать наши дела? Разве мы не можем сотрудничать на основе двусторонних договоров?
 
Начать можно с простого. Турция и Россия — морские державы. Много кораблей мы раньше потопили друг у друга. Так давайте теперь начнем помогать друг другу строить и ремонтировать корабли.
 
Зачем тащить неисправные суда через несколько морей и загруженные черноморские проливы, когда их можно с успехом отремонтировать на южном побережье Турции? Почему бы нам не создать два-три совместных судоремонтных завода на побережье Средиземного моря?
 
Со временем можно приступить к созданию совместного судостроительного предприятия. В условиях мирового экономического кризиса это было бы неплохое развитие сотрудничества. А для начала можно реконструировать старые верфи.
 
Кстати, можно заранее оговорить, что корабли и суда, построенные на средиземноморском побережье Турции, никогда не войдут в Черное море. Думаю, Турция могла бы оценить деликатный подход к проблеме черноморских проливов. Более того, совместную продукцию, объединив маркетинговые возможности двух стран, можно было бы поставлять на экспорт.
 
«Но что за всем этим стоит?» — спросите вы. А стоит за этим стремление к миру и поэтапное расширение экономических связей между двумя соседними странами. Ведь продукцию Турция будет «отгружать» не бесплатно.
 
Не исключено, что турецкая сторона в счет оплаты за ремонт кораблей может захотеть получить от России не деньги, а какую-то технику или технологии. Например, возможно сотрудничество наших стран в области атомной энергетики. Но такие объекты должны быть надежно защищены. Во всяком случае, с воздуха.
 
Для защиты турецких АЭС от атак террористов Россия могла бы поставить «в одном флаконе» новейшие самолеты Су-35 и Су-34, а также зенитно-ракетные комплексы самых последних модификаций. Эта техника могла бы поступить в счет оплаты строительства и ремонта судов на совместных предприятиях и верфях. Как видите, здесь все по-честному и без какого-то подтекста.
 
Ничего невозможного в таких предложениях нет. Ведь Россия хочет не только расширения экономических связей с Турцией, но и обеспечения безопасности своих южных рубежей. А Турция, надеюсь, тоже хочет мира и стабильности на Черном море. Вот и давайте объединим наши усилия, чтобы в этом регионе больше не было войн.