Почему невозможно покорить Россиию

Бисмарк считал, что русских невозможно победить. Попытки военной экспансии нашей страны предпринимались не раз, но заканчивались одним и тем же — разгромом агрессора. Не было в истории войн с Россией противника, который не жаловался бы на её огромные просторы, морозы и бездорожье.

1-38

 

Для войн до начала XX века, когда потери от болезней, как правило, превосходили боевые в несколько раз это было немаловажным фактором. Мороз же стал одной из причин гибели во время Северной войны первоклассной для своего времени, но малочисленной шведской армии в России. К моменту Полтавской битвы у Карла XII не было в строю и 30 тыс. человек; от использования артиллерии по причине нехватки пороха шведы тоже отказались. По сути, Полтава стала логичной финальной точкой действий шведских войск, оказавшихся за сотни километров от баз снабжения, лишенных подкреплений, продовольствия и снаряжения. Любая длительная кампания — это война на истощение сил, а затягивание боевых действий ведет к неминуемым небоевым потерям. Тут показательны события Отечественной войны 1812 года. Так, количество французских войск, вторгшихся в Россию, оценивается различными специалистами по-разному, но никак не менее 500 тыс. человек. Через полтора месяца на Бородинском поле у Наполеона было около 135 тыс. человек. Армия уменьшилась больше чем на две трети без генерального сражения, которого так жаждал французский полководец. Часть войск была оставлена в качестве гарнизонов и для охраны коммуникаций.
Огромными были и потери от болезней — тиф косил французские части и войска их союзников. Большие потери несла французская кавалерия в конном составе, где треть кавалеристов уже к Смоленскому сражению превратилась в пехоту.
Бездорожье и вероятность столкнуться с мощной партизанской войной останавливали противников России в период Крымской войны от вторжений во внутренние губернии России, и заставляли ограничиваться действиями в прибрежной зоне. Хотя и тут эпидемии, прежде всего холеры, выкосили в рядах французов и англичан куда больше, чем союзники потеряли во всех кровавых делах на бастионах Севастополя. Так, на 22 тыс. французских военных, погибших в бою и умерших от ран приходилось более 75 тыс., человек умерших от болезней. В годы Первой мировой войны германские войска, заняв Польшу, часть Прибалтики и Белоруссии не торопились вести серьезные наступательные операции на территории России, опасаясь выйти из густой сети железных дорог и лишиться мобильности, что в условиях войны на два фронта грозило обернуться катастрофой.