Создание Антанты. Сердечное согласие, которое закончилось войной

31 августа 1907 года в Санкт-Петербурге подписан российско-британский договор, закончивший создание Антанты

Представление о Первой Мировой войне никогда не будет полным, если не знать истории возникновения двух основных военно-политических блоков, ставших главными участниками глобального противостояния. С одной стороны был Тройственный союз, состоящий из Германии, Австро-Венгрии и Италии, а с другой — англо-русско-французский союз, называвшийся Антантой. Началом создания Антанты послужил заключенный в 1891 году русско-французский союз, инициированный российским императором Александром III. А последним камнем в основании блока стало русско-британское соглашение, подписанное 31 (18 по ст. ст.) августа 1907 года в Санкт-Петербурге Александром Извольским, министром иностранных дел императора Николая II.

Тройственная опасность
Возникновение Антанты было неизбежным: слишком велика к концу XIX века стала экспансионистская политика Германии и Австро-Венгрии, стремившихся существенным образом изменить сложившийся к тому времени мировой порядок. Прекрасно понимая, что европейское пространство становится очень узким и тесным полем деятельности, а за пределами Старого Света интересы двух держав могут пересечься в любой момент, австрийский император Франц-Иосиф и германский император Вильгельм II нашли единственный возможный выход: подписание межгосударственного союза.

Австро-германский договор, позднее получивший название Двойственного союза (по аналогии с Тройственным), был подписан в Вене в 1879 году на пять лет, но несколько раз возобновлялся и действовал до самого конца существования двух знаменитых империй. Возникший союз имел откровенно антироссийскую направленность: первая же его статья предусматривала, что если бы на одну из империй напала Россия, то вторая немедленно придет на помощь «со всею совокупностью военных сил»; и еще – не заключать мира иначе, как по обоюдной договоренности. Такой же порядок поддержки действовал и в том случае, если бы страны-участницы подверглись нападению любой другой державы, на стороне которой выступила бы Российская империя. Со всей очевидностью, под «другой державой» подразумевалась Франция — единственная крупная на тот момент европейская страна, которая могла рассчитывать на русскую поддержку.

Рисунок в память о заключении франко-русского союза и визитах французской эскадры в Кронштадт в 1891 года и ответного визита русских кораблей в Тулон в 1893 году. Изображение на фаянсовой тарелке французского производства, конец XIX века

Через три года к Двойственному союзу присоединилась Италия, и он превратился в Тройственный. На такое развитие ситуации Санкт-Петербург и Париж отреагировали единственным возможным образом: заключили собственное соглашение о поддержке в случае агрессии со стороны нового военно-политического блока. Впрочем, франко-российское соглашение было куда большим, чем просто военным союзом. Перенеся недавний разгром, Франция как никогда нуждалась в сильном союзнике. И нашла его в лице России, что превратило русских едва ли не в лучших друзей французов.

Но большая политика редко дает возможность получить желаемое без неприятного «довеска». И совершенно очевидно, что появление двух этих союзов — Тройственного и франко-русского — стало отправной точкой на пути к созданию Антанты и первым шагом к Первой мировой войне.

Аллегорическое изображение Антанты, держащей в руках флаги основных стран-участниц блока и их союзников

Лондон в поисках союзников
Развитие ситуации в Старом Свете на рубеже XIX-XX веков и разгорающиеся колониальные споры за его пределами быстро продемонстрировали всем ведущим державам, что накапливающиеся между ними противоречия чем дальше, тем меньше могут быть решены исключительно дипломатическими методами. Стремительная милитаризация Тройственного союза и активизация его колониальных претензий стали вызывать все большую тревогу в Великобритании, которая видела в Германии своего нового соперника на мировой арене. Если Россия была британской соперницей на суше, прежде всего на Ближнем Востоке и в Средней Азии, то германские колонии в регионах, которые Англия традиционно считала сферой своих интересов, были вызовом и на море. К тому же германский флот стремительно наращивал мускулы, представляя все большую угрозу «Гранд флиту». И у старавшейся не вступать ни в какие военно-политические союзы Великобритании не осталось другого выхода, как искать официальных союзников.

Свой отказ от «блестящей изоляции», как называли политику невступления в международные союзы в Британии, островная империя официально подтвердила в 1904 году, заключив франко-британское соглашение. Формально это не было военно-политическим союзом, но условия этого договора, разграничившие сферы влияния двух держав в Африке и Новом Свете, позволяли сделать вывод, что Англия и Франция оформляют союзнические отношения. Да и риторика, сопровождавшая заключенное соглашение в обеих странах, тоже была союзнической.

Найдя общий язык со своей давней соперницей на европейском театре, Британия не остановилась, а продолжила поиски новых союзников. В воздухе все отчетливее пахло большой войной, и Лондону требовался дополнительный союз, который позволил бы вынудить Германию и Австро-Венгрию в случае начала боевых действий воевать на два фронта. Рассчитывать на небольшие государства Южной Европы не приходилось: они вряд ли смогли бы долго противостоять совокупной военной мощи Тройственного союза. Так что у Британии не было иного выбора, как обратить свой взор на восток, к другой извечной сопернице — России.

Разделить и властвовать
Надо признать, что и Санкт-Петербург был заинтересован в достижении соглашения с Лондоном ничуть не меньше. Только что закончившаяся Русско-японская война вынуждала Россию искать союзника, способного оказать давление на Токио, и в недлинном ряду таких стран первое место занимала, несомненно, Великобритания. Кроме того, Россия оказалась в странном положении: ее ближайший союзник — Франция — связала себя союзническими отношениями с британцами, и теперь Российской империи приходилось учитывать этот факт, выстраивая собственные отношения с обеими державами.

Обоюдный интерес к заключению русско-британского договора оказался достаточно велик, чтобы перевесить многие англо-русские противоречия. К тому же в 1906 году прежнего российского министра иностранных дел графа Владимира Ламздорфа, известного своей симпатией к Германской империи, сменил на этом посту Александр Извольский, взгляды которого отличались заметным германофобством. Новый глава русского внешнеполитического ведомства, по его собственному признанию, выдержал настоящую борьбу со всеми, вплоть до своих сотрудников в министерстве, но добился реализации важнейшего, как ему казалось, плана: подписания русско-британского соглашения.

Как и франко-британское соглашение 1904 года, англо-русский договор 1907 года касался прежде всего разграничения интересов в тех мировых регионах, по отношению к которым Санкт-Петербург и Лондон не могли достичь согласия уже не первый десяток лет — Ближнему Востоку и Тибету. Договор, подписанный 31 августа в Санкт-Петербурге, оговаривал, что Россия отказывается от притязаний на Афганистан, который становится сферой влияния Великобритании, но зато получает возможность напрямую влиять на положение дел в северной части Персии. Южная часть этого региона становилась зоной интересов Британии, а центр, прежде всего побережье Персидского залива, было решено считать нейтральным. Таким же нейтральным обе державы решили объявить и Тибет, признав китайский суверенитет по отношению к этому региону и отказавшись от попыток контролировать события в Лхасе.

Нет страшнее врагов, чем бывшие союзники
После устранения всех этих противоречий уже ничто не могло помешать возникновению союза трех мощных государств — Англии, России и Франции, открыто противопоставивших себя Тройственному союзу. И если после 1904 года словом «Антанта» — от французского l’Entente cordiale, то есть «сердечное согласие», — называли лишь франко-британский союз, вернув в обиход это название, обозначавшее недолгий союз Лондона и Парижа в 1840-х годах, то после 1907 года Антантой (l’Entente, то есть «соглашение») стали называть тройственную англо-российско-французскую коалицию.

Много позже, когда Первая мировая война уже будет подходить к концу и сотрясаемая социальным катаклизмами Россия выйдет из нее, именно бывшие союзники сделают все, чтобы отсрочить этот выход. Слишком важны были для них события на российско-германском фронте, слишком важна была роль, которую русская армия раз за разом играла в войне, своими безнадежными наступлениями оттягивая силы Тройственного союза. А когда все прежние договоренности будут помножены на ноль с появлением Советской России, именно Антанта под предлогом поддержания стабильности в бывшей Российской империи начнет открытую интервенцию, которая принесет нашей стране множество бед, но закончится выводом иностранных войск, проигравших только-только набирающей силы Красной Армии.