Россия приговорена Западом на полное уничтожение

762729_original

Может ли генерал ФСБ защищать конституционный строй России от агрессии США, будучи лично укорененным в этих самых США? Такой нетривиальный вопрос поставил перед нами украинский процесс. Все-таки трудно противостоять американскому империализму, если ты сам на протяжении десятков лет выстраивал с ним теснейшие связи.

Сразу оговорим, что мы хотим обсудить крупный вопрос: Элита на протяжении десятков лет стремится ввести Россию в Европу. Под это отказались от предложенной миру мессианской цели (коммунизма), под это разрушали СССР (Перестройка), под это выстраивали постсоветское бытие РФ: экономику, армию, социальную сферу… и, разумеется, элиту. Об этом убедительно говорит Сергей Кургинян и неубедительно повторяет Игорь Стрелков:

Война в Донбассе с беспощадной окончательностью показала, что вхождения России в Европу не будет, что Россия приговорена Западом на полное уничтожение. Уже даже на официальном уровне, в частности, министр иностранных дел России Сергей Лавров, говорят о том, что Запад развязал беспрецедентную холодную войну против России. В США элита стала уже совсем откровенна. Так, основатель и руководитель частной спецслужбы Stratfor Джордж Фридман по итогам своего визита в Москву заявил, что «нет ничего опаснее, чем раненый медведь. Лучшая альтернатива — убить его».

Всю глубину этой трагедии для наших нелиберальных элитариев демонстрирует история генерал-майора ФСБ в отставке Геннадия Казанцева (настоящая фамилия Тендетник), в ЖЖ он пишет под ником detnix. Мы предлагаем рассмотреть нижеприведенную фактуру не как частную историю, а как пример, выпукло показывающий положение дел в элите.

Геннадий Казанцев (Тендетник) служил в Пятом управлении КГБ, впоследствии переименованном в управление «З» (Защита конституционного строя).

Ksiva

 

19 декабря 2014 года в интервью «Независимой Газете» Казанцев (Тендетник) следующим образом описал технологию развала СССР:
«Во времена СССР мы всегда отслеживали умных, талантливых людей и всегда с ними в той или иной мере устанавливали контакт. В обязательном порядке. Причем на компромате и на деньгах у нас вербовок почти не было. 98% вербовались, как тогда было принято говорить, на «морально-патриотической» основе. Когда я уезжал из Новосибирска, у меня было почти 30 агентов, и это были очень значимые и достойные люди. Я должен был с ними со всеми проститься. Я был навеселе 30 дней подряд. Потом многие из них в Москву ко мне приезжали с семьями.
Я вам больше скажу. Демократическая революция 1991 года, все эти демсоюзы и прочее. Это на 50% – действующая агентура 5-го управления КГБ, управления «З» (Защита конституционного строя. – «НВО»). Им сказали: «Все, ребята, демократия пришла. Мы вас отпускаем». А мы же брали самых умных, смелых, красивых, интересных. Естественно, они же и возглавили этот процесс. Но уже не под нашим руководством».

Комментарии нужны?

Далее мы переходим к постсоветскому периоду нашей истории, а пытливых читателей, интересующихся ролью элиты и, в частности, руководства КГБ в развале СССР, адресуем к книге С.Е. Кургиняна «Красная весна».

После развала СССР Геннадий Тендетник продолжает служить в ФСБ, по всему тому же политическому направлению. Одним из результатов деятельности Тендетника является приход Игоря Всеволодовича Гиркина (будущего Игоря Ивановича Стрелкова) на службу в ФСБ в середине 90-х. Тендетник в интервью «Независимой Газете» (НГ) рассказывает о том, что Гиркин оказался фигурантом группового дела оперучета ФСБ, но выделившись «умом и сообразительностью», из фигуранта дела преобразился в сотрудника ФСБ:
«Игоря взяли случайно. У московского управления ФСБ было какое-то дело на группу, кажется, монархистов. Когда монархисты сидят где-нибудь у себя на кухне и беседуют на тему: «Мы царя приведем, за оружие возьмемся», то, естественно, у спецслужб возникает вопрос, насколько велика вероятность, что они и вправду возьмутся за оружие. Поэтому за ними наблюдали. Но все без толку. Они только трындят: «За веру, царя и отечество», «Честь имею», «Ваше благородие» – но не более того. К реальным действиям не переходят. А Игорь среди них выделялся умом и сообразительностью. Плюс он уже прошел две войны, и к нему был определенный пиетет. Точно такой же пиетет зародился у моих подчиненных. Они почитали его, послушали, видимо, и наконец встретились с ним, а потом пришли ко мне и говорят: «Геннадий Николаевич, есть один хороший кандидат на работу. Давайте мы его возьмем, тем более что мы сейчас посылаем в Чечню молодых сотрудников на обкатку. А у него уже есть военный опыт». Когда я узнал, что он является фигурантом дела оперучета, причем группового, у меня, конечно, возникли сомнения. Но дело было в 90-х, время было лихое. И меня эти два полковника уговорили».

Эту самую историю Тендетник рассказывает в ЖЖ, уточняя, что в той же разрабатываемой ФСБ группе был и summer56http://summer56.livejournal.com/260867.html

 

7 января 2015 года Стрелков и Тендетник в эфире «АннаНьюс» вспоминают о том, как Гиркин служил под началом Казанцева – http://youtu.be/mcu6P_I4tYg?t=20m17s

В 2000 году Тендетник уходит в отставку и становится членом Совбеза России. Цитируем НГ:
«Я ушел в отставку в 2000 году. Считаю, хорошо, что ушел. Многое изменилось. Даже при Ельцине была, как говорят, какая-то движуха. Что-то бурлило, появлялись первые олигархи, в кого-то стреляли. Мы в своей работе импровизировали, отрабатывали новые приемы. А потом наступила такая эпоха, когда требовалось только одно: быть очень верным и преданным. Но преданность и верность не заменят творческой работы. У нас поменялся директор. До этого никогда на столах у начальников отделов, направлений не стояли портреты директора. А тут мгновенно появились. Я почувствовал, что мое время ушло. Мое время – это когда можно было генерировать какие-то идеи, выстраивать комбинации. А теперь надо было просто служить и слушать начальство. Это мне не подошло. Меня отправили в Совет безопасности. Тогда это было местом ссылки для всех неудачников – генералов и политиков. Два года поработал я в Совбезе и тоже чувствую: как-то все не так. Не скрою, и я за это благодарен, меня проводили с честью».

ИСТОЧНИК