Запад берет самоотвод

Почему США и ЕС закрывают глаза на то, что Киев не выполняет условия мирных соглашений.

rrr

23 февраля Донецкая и Луганская народные республики начали отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения. К концу дня было отведено более 30 единиц техники, в том числе шесть реактивных систем залпового огня.

24 февраля, по словам заместителя командующего корпусом Минобороны ДНР Эдуарда Басурина, планировалось отвести около 96 единиц артиллерийских орудий Д-30. Позже представители ополчения сообщили, что задача выполнена и уже отведены вооружения в районе Дебальцево, Горловки, Донецка и Тельманово. В целом план отвода тяжелых вооружений рассчитан на две недели.

Наблюдатели ОБСЕ не смогли сразу подтвердить информацию об отводе вооружений. По словам пресс-секретаря миссии ОБСЕ на Украине Майкла Бочюркива, они еще не получили письменного подтверждения и не были допущены на позиции ополчения. Вице-спикер Народного совета ДНР Денис Пушилин объяснил задержку «бюрократическими процедурами» и пообещал вскоре предоставить всю документацию и видеоматериалы.

Тем временем, Киев и вовсе не спешит отступать от линии соприкосновения.

Официальная позиция штаба «антитеррористической операции» состоит в том, что пока полностью не прекратились обстрелы, силовики не будут отводить технику. В ночь с 23 на 24 февраля украинцы зафиксировали 12 случаев нарушения перемирия, в которых обвиняют ополченцев.
Такая позиция уже вынудила Басурина предупредить, что если обстрелы населенных пунктов со стороны украинских военных будут продолжены, вся техника народных республик будет возвращена на позиции. Лидер ДНР Александр Захарченко предположил, что нынешние действия Киева свидетельствуют, что в марте или апреле планируется новое наступление. «Мы начинаем отводить технику, а Украина подтягивает ее из Харькова и Днепропетровска. Мне кажется, будет провокация. Украина пойдет в конце марта — начале апреля. Украине нужна война», — сказал он на брифинге.

Но Вашингтон полностью поддерживает позицию Киева. Дженнифер Псаки на традиционном брифинге заявила, что украинцы «имеют право защищать себя» и могут не отводить вооружения, если не уверены в соблюдении режима прекращения огня. На вопрос о том, не нарушают ли его сами украинцы, Псаки уклончиво ответила, что «в прошлом Украина не выказывала нежелание соблюдать перемирие».

Можно не сомневаться, кого Запад обвинит в случае нарушения минского процесса. Российский МИД уже раскритиковал заявление официального представителя Верховного комиссара ООН по правам человека Руперта Колвилла, в котором «была сделана попытка возложить ответственность за нарушения режима прекращения огня исключительно на ополченцев Юго-Востока Украины. При этом об обстрелах жилых кварталов Донецка и других городов им было сказано так, будто они совершаются сами собой, а украинские силовики здесь ни при чем».

Зато США и их союзники продолжают угрожать России новыми санкциями. Так, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что «Россия может не сомневаться, что любые попытки ополчения расширить свою территорию – в направлении Мариуполя или любом другом – приведут к значительным санкциям ЕС и США». Складывается впечатление, что как бы ни вел себя Киев и что бы ни предприняли ДНР и ЛНР, в глазах Запада именно они будут виноваты в любых нарушениях минских соглашений.

— Явно заметно стремление Киева подорвать минские соглашения, — считает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — На Порошенко давит и «партия войны», и новая организация, так называемый Объединенный штаб добровольческих сил Украины, в который вошли командиры разных батальонов. Им необходимо каким-то образом свести на нет эти соглашения. Причина простая – в минском меморандуме есть пункт о необходимости проведения конституционной реформы, которая приведет к децентрализации Украины. С этой реформой связано выполнение других обязательств, в частности, передача границы под контроль украинских сил, муниципальные выборы. В реальности это невыполнимо, но от Украины ждут именно этого.

Еще один фактор в том, что в Вашингтоне не заинтересованы в прекращении тлеющего конфликта. Хотя не заинтересованы они и в его эскалации. Там понимают, что Киев останется проигравшей стороной. Силовики будут разбиты, последуют новые серьезные поражения, скорее всего, в районе Мариуполя. Вашингтону и Киеву нужно только поддерживать градус противостояния, но не доводить его до точки кипения. Поэтому киевская сторона, как может, оттягивает отвод тяжелых вооружений. Мотивировать это достаточно просто. Если обстрелы есть, можно обвинить любую из сторон в том, что она начала первой. Использовать этот инструмент будут до того момента, пока в Вашингтоне, Брюсселе и Киеве не сложится консенсус, по которому будет решено, что дешевле все-таки отвести вооружения и больше не провоцировать ситуацию, чем тянуть с развязкой этой проблемы.

— Александр Захарченко заявил, что уже в марте-апреле украинские силовики снова могут пойти в наступление. Имеет ли смысл ополчению отводить технику?

— Театр военных действий довольно небольшой. Донецкая и Луганская народные республики представляют собой линию фронта с неглубоким тылом. Поэтому отвод тяжелых вооружений не будет большой проблемой. Проще говоря, как отвели, так и приведут обратно, если это понадобится. Сделать это можно достаточно быстро. Большинство имеющихся у ополченцев систем мобильные, если говорить о РСЗО и САУ. Впрочем, как и у Киева.

Но глава ДНР не зря бьет тревогу. За последний год Киев не раз доказывал, что любое перемирие они используют только для того, чтобы накопить силы и нанести удар. С другой стороны, возникает закономерный вопрос – с чем они могут пойти в наступление на этот раз? Январские бои показали, что серьезных сил у Киева нет, как нет и четкой стратегической мысли. Когда киевские силовики пытались срезать выступ в районе Горловки, чтобы деблокировать Дебальцево, или улучшить ситуацию для своей группировки в районе Донецкого аэропорта и выбить оттуда ополчение, это закончилось для них двумя большими разгромами. В Киеве, правда, это было представлено, как тактическое отступление. Попытаться снова пойти в наступление, конечно, всегда можно, но результат предсказуем.

— Если процесс отвода техники ополчением продолжится, может ли Запад повлиять на Киев, чтобы он сделал то же самое?

— Вряд ли, слишком уж удобная у них позиция. Неважно, кто на самом деле начинал стрелять первым, для Запада виновные всегда определены заранее, и на это можно списывать отказ от отвода вооружений. В самые отчаянные моменты украинского кризиса Брюссель молчал. Не думаю, что в этот раз что-то изменится. Правда, у минских соглашений есть гаранты, и это не только Россия, которую всегда во всем делают виноватой, но и Германия с Францией. И они тоже должны каким-то образом содействовать мирному процессу. Но я не вижу, как страны НАТО, со своей агрессивной риторикой и половинчатыми действиями с оглядкой на Вашингтон, могут изменить свою позицию.

Вице-президент Академии геополитических проблем Владимир Анохин не исключает, что отказ Киева от отвода вооружений может привести к провокациям.

— Ситуация была предсказуемой. Дебальцево показало, что вооруженные силы Украины не способны вести боевые действия. Скорее всего, они останутся на позициях, чтобы организовать какую-то провокацию. Тем более что в армии царит махновщина, и националисты из разных батальонов вполне могут устраивать провокации, используя именно тяжелую технику украинской армии. Но если ДНР и ЛНР выполняют свои обязательства, даже у ОБСЕ не будет аргументов, которые могли бы оправдать претензии к ним. После этого положение украинских силовиков будет сомнительным. Не исключаю, что в ближайшее время украинская армия рухнет, как колосс на глиняных ногах.

— А для чего им сейчас нужны провокации?

— Дело в том, что у украинской армии нет сил для нового наступления. Загнать в окопы еще сто тысяч мужиков, которые бегут в Россию, Польшу или куда-то еще, невозможно. Провокации – любимое занятие авантюристов. Они хотят сорвать минский процесс, все достигнутые договоренности и еще и затащить в это Россию.

Но уже половина Европы им не верит. Они с ужасом думают о том, как Украина «пойдет в ЕС». США меньше всего пострадают от хаоса, который творится в Европе. Венгрия, Чехия и другие страны уже начали понимать, что они стали крайними и у них не будет в ближайшее время возможности выбраться из этой ямы. Мне кажется, что разногласия между США и ЕС будет только нарастать.

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский надеется, что Киев все же пойдет на отвод вооружений, в противном случае минские соглашения окажутся под угрозой.

— Важно, чтобы отвод тяжелых вооружений был начат хотя бы на тех участках, где не регистрируются взаимные обстрелы. На участках, где пока есть конфликты, с помощью наблюдателей ОБСЕ и представителей российских и украинских военных, надеюсь, удастся установить более жесткий контроль за соблюдением перемирия. Нужно выявлять конкретных виновников, а затем уже на этих участках пытаться добиваться прекращения огня и отводить на установленные рубежи тяжелую артиллерию. Это единственный путь.

Если этот процесс застопорится, мы опять вернемся к ситуации осени прошлого года. Тогда первые несколько дней режим прекращения огня в основном соблюдался, но на некоторых участках был нарушен. Затем все это расползалось все дальше и дальше и, в конце концов, привело не только к обстрелам артиллерии, но и к возобновлению наступательных действий и более широкомасштабной кампании. Сейчас обстановка колеблется, мы находимся на грани. Если все пойдет по сценарию прошлого года, снова будет тупик. Думаю, многие в руководстве обеих сторон понимают, что надо пытаться выйти на сценарий, который приведет к установлению если не мира, то перемирия.

— По сравнению с осенью 2014 шансов на успех больше?

— Думаю, да. Во-первых, в документе Минска-2 некоторые вещи прописаны более конкретно. В частности, фактическая линия соприкосновения для одной стороны, и зафиксированная в Минске-1 — для другой. Это позволяет нивелировать некоторые спорные моменты. Во-вторых, на протяжении нескольких дней после завершения Дебальцевской операции интенсивность обстрелов все-таки держится на достаточно низком уровне, по крайней мере, тенденции к увеличению нет. Поэтому есть надежда, что будет дальнейшее снижение, а затем и полное прекращение огня.

Директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов считает, что, несмотря на отвод ополченцами тяжелых вооружений, Запад почти наверняка введет новые санкции.

— Важно то, что все меры не привели к изменению политической ситуации в России. Дальнейшие санкции обусловлены желанием США надавить на Россию и принудить Владимира Путина к капитуляции по ключевым вопросам. Пока Москва будет продолжать политический курс последних лет, Вашингтон будет давить. Санкции – это лишь один из инструментов.

До сих пор российским властям удавалось достаточно эффективно направлять санкции в относительно безопасное русло, потому что Москва действовала по принципу: «Только не бросай меня в терновый куст». Акцентировав внимание на ближайшем окружении Путина, они заставили оппонентов поверить, что достаточно повлиять на этих людей, чтобы режим пал. Как оказалось, это не соответствовало действительности.

Действия же против российской экономики до сих пор не были очень успешными. Нынешний кризис вызван не столько санкциями, сколько неэффективностью самой российской экономики и отсутствием структурных реформ и изменений, которые должны были проводиться еще несколько лет назад, но проведены не были.
Сегодня любые попытки ужесточить санкции против конкретных крупных компаний будут напоминать те же санкции против ближайшего окружения Путина. Надежды на то, что они будут давить на президента, чтобы он изменил курс, не оправданы. Власть, скорее, пойдет на ухудшение экономики всей страны, чем не выделит средства этим компаниям. Главная наша проблема сейчас – это не новые санкции, а отсутствие антикризисного плана у правительства. Запад прекрасно понимает, что если обрушить экономику России, как говорил Обама, это не может не сказаться на экономическом состоянии ЕС. Поэтому делать это никто не собирается.

— О каких тогда новых санкциях постоянно говорит Запад?

— Продумываются меры разного уровня. Чаще всего разговоры о новых санкциях можно рассматривать, как попытку занять более выгодные переговорные позиции по конкретным моментам. Пока это могут быть меры в отношении отдельных российских политиков или экономических игроков. Запад не готов к введению полноценных секторальных санкций.

— Что может стать поводом для новых санкций сейчас, когда мирный процесс вроде бы идет?

— Все, что угодно. Поймите, Западу не нужен повод для санкций. Любое высказывание российских властей; любые действия на востоке Украины; любые шаги российских компаний, даже не недружественные, а просто конкурентные в отношении компаний Евросоюза; любые действия России на Ближнем Востоке могут быть расценены, как повод для санкций. Маховик уже запущен, и цель его – не решить конкретную локальную задачу, а в целом изменить курс, выбранный российскими властями. Поэтому повод может быть каким угодно.

http://svpressa.ru