Разгром укровермахта неизбежен

Весь ход боевых действий в Донбассе показывает крайне низкую боеспособность украинских формирования. Так, например, в Дебальцево каратели потерпели сокрушительное поражение, несмотря на более чем трехкратное превосходство в живой силе и превосходство в артиллерии и бронетехнике.

2899101

И это не случайность — подобное соотношение сил характерно практически для всех поражений оккупационных сил.

Украинские эксперты склонны объяснять этот феномен исключительно наличием в рядах защитников Донбасса российских военных — как действующих, так и ушедших в запас. Однако, если даже не оспаривать это утверждение, можно отметить, что в рядах украинских формирований не только множество советников и инструкторов из стран НАТО и Израиля. Там воюет множество наемников из многих стран. Согласно некоторым данным, в отдельных подразделениях карательных формирований число иностранных наемников может достигать до 25 процентов.

Так что же это? Свидетельство радикального превосходства российской военной школы над западной?

В определенном смысле так и есть. Так, например, сдавшийся в плен каратель из «Азова» рассказал, что их готовили шведские и итальянские инструкторы.

Однако, очевидно, что, в свою очередь, эти специалисты могут иметь скорее теоретические познания. Ведь где шведы или итальянцы могли повоевать в последнее время? В миротворческих миссиях? Но там совсем другая специфика, их даже сложно назвать боевыми действиями в полном смысле этого слова.

Если же речь идет об операторах ЧВК, то и тут следует отметить, что проводка логистических колонн, охрана нефтеносных полей, VIP-персон и периметров складских площадей где-нибудь в Африке или на Ближнем Востоке очень сильно отличается от того, что происходит в Донбассе.

А вот опыт боевых действий в Афганистане и Чечне, которым обладают многие российские добровольцы, конечно, более применим к местным условиям.

Но дело, собственно говоря, не только в этом. Ведь доля добровольцев из России и других стран среди защитников Донбасса составляет не более 10 процентов, а возможностей для обучения личного состава у Армий Народных Республик не больше, чем у формирований киевской хунты.

Но вот мотивация совсем другая. ВСН, как известно, формируются исключительно на добровольческом принципе, и два важнейших побудительных мотива: защитить своих близких или отомстить за них.

Более мощные побуждения трудно представить, и они легко объясняют не только отвагу и стойкость бойцов Народных Армий, но и их стремление овладеть воинским мастерством.

Что же касается украинских карателей, то там ситуация складывается прямо противоположная. Контингент формирований хунты складывается из двух непропорциональных частей: большей — насильно мобилизованных, и меньшей — добровольцев, нацистов и участников евромайдана. И если первые оказались на войне не по своей воле, то вторые рассматривают ее, как продолжение майдана с той разницей, что у них вместо коктейлей Молотова теперь танки и РСЗО «Град». Этакий кровавый фестиваль, где можно продолжать «круто» и весело тусоваться, получая харчи, выпивку и адреналин. За это они готовы убивать «вороженек», а вот умирать и даже сражаться не особенно настроены.

Так, давший интервью The Sunday Times британский инструктор, обучавший карателей хунты, отметил в качестве самого малопригодного материала для превращения в бойцов именно бывших активистов «майдана». У него создалось ощущение, что многие из них были безработными людьми без цели в жизни, которые вступили в ряды силовиков, однако не желали обучаться дисциплине.

«Я пытался обучать их чему-нибудь, а они заявляли: «Кто ты, чтобы учить меня? Я бросал коктейли Молотова во время Майдана», — приводит слова бывшего британского военного The Sunday Times.

А вот британцы, всерьез повоевавшие в южном Ираке и Афганистане, в отличие от шведов, вполне могли бы чему-то научить боевиков хунты, если бы они пожелали бы принимать их опыт.

Примечательно, что буквально до недавнего времени украинские формирования было крайне сложно заставить окапываться. Так, один из участников событий в Донбассе, рассказывал, как украинские боевики, находясь на блокпосту, несли постоянные потери от минометных обстрелов, однако им так и не пришло в голову отрыть блиндажи, или хотя бы поместить палатки в капониры.

Другой характерной чертой формирований хунты является крайне небрежное отношение к военной технике.

Надо сказать что излюбленный украинскими пропагандистами фейк о том, что каратели сражаются с Российской Армией, тоже не способствует укреплению боевого духа войск киевской хунты. Поверив в то, что они воюют с Россией, укровояки перестают верить в победу. Что толку рыть окопы, если страшный русский «Буратино» — или «Чебурашка» в версии спикера «АТО» Андрея Лысенко — тебя достанет и там?

То же самое Дебальцево оккупанты могли бы удерживать еще довольно долго. Судя по трофеям, они не голодали, у них было полно боеприпасов и исправной техники. Но бегство командиров и иностранных наемников, и последовавший за этим приказ — «Спасайся кто может» подорвали всякую волю к сопротивлению украинских боевиков.

Украинские каратели — и добровольцы, и мобилизованные — не верят своему начальству, не верят в победу, в свою правоту, и потому обречены на поражение.