КАК И БЛАГОДАРЯ ЧЕМУ РОССИЯ СТАЛА ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВОЙ

Именно после блистательной виктории в Северной войне Петр I принял титул Императора Всероссийского. Из Московского царства возникла Российская империя – самая большая на тот момент страна в мире.


Десятого сентября (30 августа по старому стилю) 1721 года в финском городке Ништадте состоялось подписание договора между Швецией и Россией. Так называемый Ништадтский мир стал концом шведского могущества, тяготевшего над Северной Европой со времен Тридцатилетней войны, и на века закрепил статус России как великой державы, в том числе морской.

Именно после блистательной виктории в Северной войне Петр I принял титул Императора Всероссийского. Из Московского царства возникла Российская империя – самая большая на тот момент страна в мире. Таковой она остается и по сию пору.

Наши деды – славные победы

Участием в Северной войне Петр I планировал прорубить то самое «окно в Европу», вернув при этом стране северные земли Киевской Руси и обеспечив выход к Балтийскому морю. Однако нельзя забывать, что шведская армия на то время была сильнейшей в Европе. Русские войска уже терпели от нее поражение под Нарвой, а кроме того, шведский король покорил Польшу и Прибалтику.

Правда, русские не смирились с поражением и все же смогли отвоевать ряд крепостей у Финского залива. Именно так были основаны Санкт-Петербург, Кронштадт, а чуть позже были взяты с боем Нарва и Юрьев (Тарту). Тогда Карл XII попытался вновь «усмирить» Россию, пошел на нее походом. Однако под Полтавой его силы потерпели сокрушительное поражение, после чего король вместе с предателем Мазепой позорно бежали.

По сути, война со Швецией могла закончиться уже к 1718 году, когда ее поражение стало очевидным. Однако в планы Англии и Голландии не входило полное сокрушение Швеции, так как это неминуемо привело бы к значительному усилению России в Балтийском регионе. Кроме того, после загадочной гибели Карла к власти в Швеции пришла реваншистская группировка королевы Ульрики Элеоноры, выступавшей за сближение с Англией и продолжение военных действий.

В 1719 году под воздействием английской дипломатии была организована коалиция европейских государств против России, а сама Англия начала активно подстрекать шведов на новую войну с восточным соседом, пообещав военную и финансовую помощь в борьбе с русскими. Однако в 1719 году петровский флот разбил шведов в битве у острова Эзель, а в 1720-м – у острова Гренгам.

После этого Англия решила не испытывать судьбу и отозвала свою эскадру из Балтики. Кроме того, в 1719–1720 годах войсками Петра на территории Швеции были проведены три успешные десантные операции. Все это вынудило шведов в мае 1721 года начать переговоры, которые и завершились подписанием знаменитого соглашения в Ништадте.
По договору Россия закрепила выход к Балтийскому морю, к ней отошли часть Карелии, расположенной к северу от Ладожского озера, с Выборгом, Ингерманландия от Ладоги до Нарвы, часть Эстляндии с Ревелем, часть Лифляндии с Ригой, острова Эзель и Даго. Следует отметить, что Россия при этом не стремилась унизить Швецию, выплатив ей компенсацию в два миллиона ефимков (1,3 млн рублей).

То есть прибалтийские земли были фактически куплены, а Россия получила право на владение ими в рамках даже современного международного законодательства. Кстати, кто-то подсчитал, что по нынешнему курсу без учета набежавших процентов сумма выплат составляет около 350 млрд (!) долларов. При этом Швеция еще и получила обратно большую часть Финляндии.

Договор также подтверждал все привилегии, предоставленные остзейскому дворянству шведским правительством: самоуправление, сословные органы. За прибалтийскими помещиками сохранялись их права на земельные владения, признавалась протестантская церковь.

Рождение империи

«Ништадтский мирный договор, давший России прибалтийские провинции с удобными портами, осуществил историческую задачу, стоявшую перед страной со времен Ивана III, не разрешенную Иваном IV и решенную во всем объеме только Петром, – писал в своей книге «Неофициальная история России» известный историк, кандидат исторических наук доцент Вольдемар Балязин.

– Русское государство, благодаря внутренним преобразованиям и успехам внешней политики, превратилось во Всероссийскую империю – могущественную морскую и военную державу. Не случайно во время торжественных празднеств, ознаменовавших заключение Ништадтского договора, сенат преподнес Петру не только титул императора, но и Отца Отечества».

Действительно, этот договор дал России многое. И речь не только о землях. Государство стало играть куда более значимую роль на международной арене. Важно и то, что российская сторона заключила то судьбоносное соглашение на своих условиях. Умело проявила себя наша дипломатия. Русские переговорщики действовали весьма настойчиво, искусно используя не только методы убеждения, но и различные приемы ненавязчивого давления.

Такова была позиция Петра, который, отправляя на переговоры своих сподвижников Брюса и Остермана, напутствовал их: «Я предлагал Карлу два раза мир со своей стороны: сперва по нужде, а потом из великодушия; но он в оба раза отказался. Теперь пусть же шведы заключат со мною мир по принуждению, для них постыдный».

Огромным оказалось и значение завершения Северной войны. Завершения, победоносного для России. «Петру удалось не только вернуть в состав Российского государства утраченные в «смутные годы» земли, но и с успехом довершить начатую Иоанном Грозным борьбу за обладание Балтикой, – отмечает доцент Института истории СПбГУ доктор исторических наук Андрей Иванов. – Русская империя, которая начала создаваться трудами Грозного Ивана, была достроена трудом Великого Петра».

Сам государь в те годы писал: «…такого полезного мира Россия не получала. Долго ждали, да дождались». Кстати, ровно три года спустя после того события, в августе 1724 года, император повелел перевести в основанную им в Санкт-Петербурге Александро-Невскую лавру мощи своего великого предшественника, также победившего западных противников, святого благоверного князя Александра Невского.

Манипуляции историей

Швеции, конечно, откровенно не повезло. Но такова оказалась плата за кровавую захватническую политику, за чересчур раздутые амбиции, не подкрепленные реальными возможностями и ресурсами. В результате Северной войны страна навсегда потеряла надежду стать великой державой. Причиной во многом стало то, что в политическом отношении страна не была самостоятельной и сильно зависела от Англии, Голландии и Франции, отмечают историки. Шведский исследователь истории Питер Энглунд самокритично писал:

«Заключенный мир положил конец шведскому великодержавию и одновременно возвестил о рождении в Европе новой великой державы – России. Этому государству предстояло расти и становиться все могущественнее, а шведам оставалось лишь учиться жить в тени этого государства. Шведы покинули подмостки мировой истории и заняли места в зрительном зале».

Разгромив многолетнего врага, Россия обеспечила условия для своего дальнейшего развития. Основанного, надо сказать, не на силе оружия, не на захватнических планах. Страна обрела благоприятные условия для торговых сношений с Западной Европой: основания для этого дали первоклассные порты на Балтике.

Безальтернативным оказалось значение Ништадтского мира и для укрепления обороноспособности страны: северо-западные границы России были отодвинуты далеко на запад, да, к тому же, из сухопутных стали морскими. На Балтике прочно обосновался мощный русский флот. Интересно, что перед переговорами в Ништадте Меньшиков говорил французскому представителю Компрадону: «Мы не хотим больше иметь столкновения со своими соседями, а для этого надо, чтобы нас разделяло море».

…Сегодня в некоторых странах Европы все чаще раздаются реваншистские лозунги, звучат разного рода голоса с требованиями пересмотра истории. Озвучиваются даже цифры контрибуций, которые одно государство якобы должно заплатить другому.

Правда, временные рамки, которыми очерчиваются эти претензии, почему-то охватывают период в лучшем случае середины прошлого века. А если копнуть глубже? Политолог кандидат исторических наук Михаил Ургалкин отмечает, что в эпоху возникновения русского государства берега Балтийского моря были заселены различными племенами, в том числе и славянскими.

«Многие из неславянских племен имели примитивный строй, и развитая Русь, естественно, вбирала их в себя, – отмечает историк. – Известно, что татаро-монгольское нашествие ослабило Русь и позволило германцам и шведам подчинить Прибалтику. Лишь после освобождения от ордынского ига Русь начала борьбу за возвращение этих земель».

Однако Прибалтика упорно твердит сегодня о своей «многовековой государственности», о «независимом пути» в течение столетий. А ведь те же эстонцы и латыши в 1721 году, когда эти территории были получены Россией в результате их приобретения у Швеции, не имели даже своего административного устройства. В местной системе образования использовался немецкий язык, какая бы то ни было собственная национальная элита отсутствовала.

«Лишь в составе Российской империи многие прибалтийские племена могли развить свою культуру и по большому счету были избавлены от участи племени пруссов, от которых давно осталось лишь название, – отмечает Михаил Ургалкин.

– Однако сегодня история искажена до неузнаваемости. Что говорить, если в рамках нынешней идеологии, насаждаемой в отдельных государствах, к «оккупантам» причислен и Петр I, по сути, освободивший прибалтов от настоящей оккупации. К подлинной истории нынешние идеологические догмы, усиленно насаждаемые в некоторых странах и имеющие явный антироссийский подтекст, не имеют никакого отношения».

источник