Кто такие галлы

I. Да, галлы — народы, говорившие на языках кельтской группы. С одной стороны, это слово, как-то связанное с их самоназванием. С другой в латыни оно означало «петухи». Но не в том смысле, что принято в странах СНГ в местах лишения свободы, а то, что племена отличались изрядной воинственностью, и ещё воины любили пышно себя разукрашивать.(А в испанском, как произошедшем от латыни, есть слово «Gallina», что значит курица. «Gallina Blanca» — «Белая курица». Да вы так можете коварно подколоть знакомую Галю. Только не забудьте потом сказать, что личное имя на самом деле произошло греческого «γαλήνη», что переводится совсем по-другому).

К тому времени, как древние римляне начали завоевания, на континенте кельты плотнее всего жили именно на территории нынешней Франции. И именно их, в узком смысле, прежде всего принято называть галлами.

После завоевания Римом они довольно быстро перешли на латинский язык («народную латынь», разумеется). Довольно быстро усвоили римские обычаи и культуру. А их верования не слишком отличались от латинских, как и вслучае с греками, боги разных регионов, с похожими «полномочиями», часто сливались.

По-видимому, галло-римляне (ну там ведь ещё в развитые города, как водится, шёл приток рабов изо всех регионов империи, а потом кого-то отпускали; вольноотпущенники были постоянно действующим фактором, оказывающим влияние на этнический состав) действительно являются главными предками французов. Но не единственными.

II. Франки. Союз германских родственных племён. Чистые германцы и по языку и по обычаям. В V веке, когда РИ дышала на ладан, они вторглись в Галлию и завоевали большую часть. Они основали своё государство, издали свои законы. Но они прибыли не на пустое место, а территория была плотно заселена уже упомянутыми «галло-римлянами». В отличие от более сурового примера завоевания, например, южной Британии (о нём ещё упомянем), они не стали вырезать местное население, хотя кое в чём «римляне» были низшей кастой. По «Салической правде» (главный свод законов) преступления против завоёванных местных обычно карались вдвое дешевле (если речь о штрафе), чем аналогичные, но предпринятые против франков-завоевателей.

Так скажем, культура уничтоженной империи была на голову выше той, что была у новых хозяев. Латынью же пользовалась церковь. Франки составляли меньшинство. Скоро они стали переходить на местную речь. Но ещё, допустим в IX веке, сохраняли, как минимум, германские имена. Гаутсинда, Вальдинг, Ульфберт — сейчас от этого великолепия мало что осталось; а что осталось — очень изменено: Ролан (Хруодланд), Луи/Людовик (Хлоттвих), Юбер (Губерт) и  т.д. Зато, в тех местах, где они-таки жили компактно, и значительно влились в состав населения, они и оказали серьёзное влияние на соответствующую местную речь. Французское государство пошло именно с севера, где их, франков, было больше всего. И речь этого государства легла в основу литературного французского, а не южные диалекты. Если бы легли южные, то был бы французский похож на испанский и итальянский, как и те между собой. Но пошло несколько по-другому. *Да, для территории Бельгии франки сыграли основную роль в формировании этноса фламандцев и значительную для валлонов.

III. Норманны. Франкам удалось создать жизнеспособное государство, а затем и создать империю — Карла Великого. Вообще он создал то, что надолго стало эротической мечтой для многих еврпейских завоевателей — объединил под одной крышей территории Франции, Германии (в тогдашних этнических границах) и северной Италии. Потом это скоро развалилось.

Очень скоро появились новые неожиданные вражины  — разбойники-викинги. Да, те, что из Скандинавии, и, на самом деле, не носили в набегах шапки с рогами.

Вообще,  их всех так и называли в совокупности: «норманны» — «северные люди». И у нас они в славянских землях нарисовались, и их князь согласился встать во главе государственного образования — отсюда «норманнская теория».

Во Франции же им удалось отжать значительную территорию на севере. Тут некоторой части из них вдруг приглянулось осесть, а не только грабить, и король соответствующего франкского государства им это всё позволил, при условии, что станут христианами, и будут его вассалами. Вскоре они уже шпарили на французском (на ломанном французском). Потом неплохо подружились с лошадьми, и создали тяжёлую кавалерию — предтечу рыцарской конницы. Воинственность среди норманнов ещё долго сохранялась. Они вторглись в Англию (где, собственно, создали совершенно новый порядок, надолго закрепили свои обычаи, и ломанный французский язык), и Южную Италию; а также были одной из главных сил Крестовых походов.

Теперь Нормандия — один из регионов Франции. Её жители часто имеют светлые волосы и голубые глаза (Привет Жоржу Дюруа, если кто-нибудь поймёт, о ком я).

IV. И про бретонцев-таки не забудьте) В V веке англы, саксы и юты, германские племена, вторглись на территорию Британии — бывшей римской провинции, тоже, кстати, оцивиленной, и ороманненой, (за исключением северной части, где сейчас Шотландия). Там жили бритты — кельты, родственные тем же галлам, но в ещё большей степени ирландцам и шотландцам. Им тоже, как и братьям на континенте, понравились домики с колоннами, и центральное отопление. Но что-то пошло не так. С севера нападали племена пиктов, и после римских легионов (даже они не могли до конца справиться), решили кого-то позвать на помощь. Не придумали ничего лучшего, как германцев — англов, саксов и ютов. А эти ВНЕЗАПНО начали своё завоевание и безжалостную резню оцивиленных бриттов. Иногда последним удавалось сопротивляться (одним из героев как раз был, скорее всего прообраз короля Артура). Но в итоге они оказались вытесненными в Уэльс, Корнуолл и… во множестве были вынуждены бежать на континент — на полуостров Арморику. А эта Арморика — не что иное, как нынешняя французская Бретань. Да, бретонцы — ближайшие родственники валлийцев из Великобритании, и говорят (те, кто знает) на родственном языке. И легенды про британского короля Артура записали как раз из бретонских легенд.

Voilà!)